Влияние слова,  Как научиться писать,  Как писать рассказы,  Как писать сказки,  Как писать статьи

Когда читатель отождествляет себя с произведением и героем

“Если я буду думать о читателе, я потеряю себя”,  – заметил однажды начинающий автор в разговоре с более старшими коллегами.

Коллеги предложили хороший шаг – перевести эту фразу на бытовой язык:

Если я буду думать о людях, то потеряю себя.

Абсурдно и общо? Хорошо,сузим.

Если я буду думать о клиентах, то потеряю себя.

А так? Читатель в некотором роде клиент автора, он либо берет написанный товар, либо не берет. И стоит ли в таком случае думать  нем? Донести внутренние фантазии и переживания пишущего и переложить на плечи читающего? Или ориентироваться на потребности покупателя?

На мой взгляд, некорректные вопросы в принципе. Ориентироваться на потребности – создавать только продукт. Ориентироваться на чувства читателя – это уже ближе. Ближе к отождествлению, к идентификации.

Что такое идентификация?

 identificare от лат. — отождествлятьуподоблятьустанавливать совпадение

“Глубинная потребность человека состоит в том,чтобы постоянно видеть перед собой какието персонифицированные образцы”,  – сообщает нам словарь, отсюда и стремление к созданию состояния к отождествлению в авторском мире. И эти образы могут быть яркими, могут быть тусклыми. От мастерства пишущего много зависит.

Часто можно слышать мнение сочинителя: “Я пишу хорошо”.

Если не придираться к словам, мол, “а ты уверен, кто тебе сказал?”, то можно воскликнуть: “Прекрасно! Ты пишешь хорошо, значит, с читательским вовлечением у тебя все в порядке”.

И это так, чем стоящее текст, тем сильнее идентификация читателя с героем.

Но “хороший” – это качественное прилагательное, понятие относительное и неизмеряемое.

Попробуем внести ясность, что же позволяет устанавливать совпадение и погружать читателя в текст:

  • Если вы трогаете человеческую боль, переживание (развод, потеря), то на прикосновение человек реагирует. И реагирует эмоционально вовлекаясь.
  • Если вы напоминаете о событиях, которые коснулись многих (землятресение, война, катастрофа), вы запускаете резонансную волну.
  • Если вы открываете копилку общечеловеческих неудач (не встретил любовь, не нашел призвание и т.д.), вы окунаете в эмоции.

Как видите, говорим о боли и не светлой стороне этого мира. Но есть большое и красное “но”. Для начала о светлом. Если мы будем сразу прыгать в счастье, в удачу, то (увы и ах) будем казаться пафосными, и кто-то изобразит Станиславского с его “не верю!”. И будет прав.

Любое путешествие сопряжено с испытаниями и трудностями. Начинаем его со стресса и дрожи в коленях, преодолеваем крутые насыпи, отвесные скалы, колючую проволоку и взбираемся на радугу. Иногда это будет еще не конец пути, иногда мы с нее падаем, а потом снова поднимаемся. Порой, поднявшись на ее вершину, мы видим внизу разруху. И тогда герою предстоит разобрать завалы и построить на их месте город-сад.

Путешествие героя - становление личности - эволюция человека -  секрет классической идентификации читателя с героем книги.

А что же с отношением к читателю, с “ориентироваться ли на его потребности или чувства”?

Через чувства мы приближаемся максимально к душе другого человека. И важно, как мы эти чувства трогаем: грубо или бережно, рвем или оставляем возможность восстановить, равнодушно или …. Светить ли в конец тоннеля или макать в страдания “вот она жизнь” – выбор автора.

“В любом случае хорошая история, подобно удавшемуся путешествию, помогает нам измениться, стать живее, человечнее, целостнее, ощутить сопричастность всему сущему”. Это не я сказала, это Кристофер Воглер – идеолог создания голливудских историй, ведущий консультант по написанию сценариев. Вот оно “но” – прийти к изменению.

Мир лучше, чем при беглом осмотре. Ведь правда?

С уважением. Наталья Спехова-Роси, психолог, писатель и многодетная мама.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *